Distortion - журнал о музыке и искусстве » Интервью » Интервью с Мариной Черкуновой

Back to TOP
Интервью с Мариной Черкуновой
Интервью с Мариной Черкуновой

Марина Черкунова: «Каждая песня – это такой маленький театр, маленькое произведение».


Ярко выстрелив в двухтысячных, группа «TOTAL» оказалась одним из самых заметных дебютов того времени и просто взлетела на вершину многих музыкальных чартов. Про так называемое «затишье» группы ходили легенды. О том, чем занимались музыканты все это время, о «Резус-факторе», новом треке и спорте я поговорила с открытой и ни на кого не похожей солисткойгруппы «TOTAL» - Мариной Черкуновой.

Как начался у группы «TOTAL» новый 2014-й год?

Мы решили сменить свое направление, сделать что-то несвойственное нам. Сейчас трудно определить то, что мы делаем, какими – то терминами. В данном случае мы хотим сделать танцевальный трек. Это будет такой стилистический эксперимент. Он должен быть крутой и он будет крутой. У нас немножко не хватает солнышка. И я устала думать о глубоком, великом, устала копаться в себе. В последнее время мне хочется сказать: «Ребята, как всё круто. Давайте споем классную песню и просто потанцуем, чтобы всем было весело». Мы делаем новый сингл и он уже готов. Единственное, что осталось сделать, это написать вокал, свести и отмастерить. И сейчас мы обсуждаем с видеорежиссерами как будет обстоять дело с видео, чтобы моментально все выложить в сеть. Поэтому работа ведётся глобальная. И 2014 год начался с активных действий.

Вы перед собой ставите определенные цели, которых вы должны добиться, например, в ближайшие полгода или всё идет само собой?

Я творческий человек и постоянно нахожусь в каком-то творческом хаосе. У меня в голове может возникнуть идеяустроить дискотеку в четыре утра, а на следующий день мне не захочется вставать и идти на репетицию. Я звоню всем и говорю: «Ребята, давайте на два часика позже». Хотя я организованный человек и не люблю опаздывать. Безусловно, хочется сделать все по максимуму, но как показывает практика, лучше не загадывать вперед. Потому что, если я знаю, что у меня запланировано три концерта и если что-то отменяется при каких-то обстоятельствах,то дико расстраиваюсь. Я для себя пытаюсь не планировать. Этим занимается мой директор. Но в нашей жизни, такой быстротечной, сумасшедшей и абсолютно нестабильной, планировать что-то достаточно тяжело.

Интервью с Мариной Черкуновой


«Резус-фактор» свидетельствует о вашем феерическом возвращении или это некая творческая необходимость, ведь группа долгое время не выпускала альбомов?

Это итог нашей пятилетней жизни. Это и страшные события, произошедшие в моей жизни, это изменения и становления нас как личностей и музыке и в социуме. Мы все повзрослели и у большинства участников группы появились дети. Дети подросли: кто-то пошел в школу, кто-то стал чемпионом и попал в школу олимпийского резерва. Поэтому все изменилось за последнее время. И все задают вопрос: «А почему вы куда-то пропали?» Мы никуда не пропали. Мы все это время работали. Просто пропало само понятие шоу-бизнеса, которое я ненавижу. Все поменялось после кризиса: пропало информационное поле, в котором можно светиться, появился интернет. Многие пропали с экранов телевизоров. Сменилась информационная эпоха. Кто-то привык к этому, а кто-то нет. Для моей мамы показательно, почему меня нет по телевизору. Потому что она вообще не понимает, что такое интернет. Она не понимает, как им пользоваться. Для людей мы живем здесь и живем вместе со своими поклонниками, мы стали в связи с этим ближе, все общаемся тет-а-тет. Поклонники, которые воистину поклонники, становятся членами семьи. Тем более благодаря такому тесному общению. Поэтому пластинка была необходима как возможность донести до нашего слушателя, что мы делали все это время. И это та работа, которой я горжусь. Она абсолютно самодостаточна. Каждая песня абсолютно разная - разные этапы, разное состояние души, образы, проблемы. Автокатастрофа моей дочери, с которой мы три года возвращались с того света. Собственно этим и знаменуются три года некоего затишья. Но я все равно играла концерты, которые были запланированы. Я была обязана быть рядом с ребенком, которому я была нужна, исвоим слушателям, которые меня ждали. Поэтому этот альбом – это итог. Почему «Резус-фактор»? Потому что это частица, составляющая нас самих, которая делает нас разными, индивидуальными. То есть от того, какой у тебя фактор, зависит многое. Даже вплоть до того, что можно совпасть по группе крови, но не совпасть по резусу и погибнуть именно из-за этой маленькой частицы. Резус-фактор в музыке тоже самое, по крайней мере, у меня.

Интервью с Мариной Черкуновой


Есть ли на альбоме песни, которые для вас особенно дороги?

Там всего 10 треков. Без исключения дороги все. Только я по-разному к ним отношусь. Даже играя сейчас на концертах, песни с нового альбома я переживаю каждый раз по-разному, но именно с той эмоцией, с которой они посылались. Есть песня «Больно не будет», она была написана в реанимации, когда я находилась рядом со своей дочерью. Спасибо Максу Фадееву, моему брату, который договорился в НИИ имени Бурденко, и я могла находиться 6 часов в день рядом с Настей. Она тогда была в коме. Я писала вслух: произносила строки, мы записывали, мы вместе думали. Мы писали песню.

Оправдались ли надежды, возложенные на «Резус-фактор»?

Я считаю, да. Я не пытаюсь кому-то угодить. Поэтому для себя любимой оправдались вдвойне. Я горжусь этим альбомом и считаю эту работу достойной. Я сделала, все что могла. Меня часто спрашивают: «Вы любите слушать собственную пластинку?» Нет, не очень люблю. Через некоторое время всё как будто по-новому. Я могу просто абстрагироваться со стороны, оценить саму себя и дать себе оценку. Это тоже не маловажно. Так трудно быть к себе объективной. В общем, во всем нет совершенства и поэтому всегда есть к чему стремиться.

Изначально для вас песни писал Максим Фадеев. Марина, а что вам нравится исполнять больше: песни, написанные кем-то, либо песни собственного сочинения?

Во-первых, я начала свою сценическую творческую карьеру с музыки Макса Фадеева. Макс, мой брат (наши мамы - родные сестры) и я близко его чувствую. Я духовно выросла на его музыке, и мне всегда это нравилось. Я была соучастницей в его начинаниях. Во время записи первого альбома, мы были рядом. Ия слышала, как рождается каждый трек. Эмоции явно есть и во всех его работах я косвенно или буквально присутствую. Наш первый альбом, Макс делал с нами, он является и автором, и композитором, и идейным вдохновителем. Мы всё делали вместе, вплоть до того, что садились и начинали мозговой штурм. Вместе решали, записывали демо, слушали. Если нам это не нравилось, то мы убирали. Макс «режет», «сметает под корень». У меня текли слезы, потому что мне жалко было вложенного труда. Но он ответственно относится к каждой своей работе и может пресечь на корню. Это такая сила духа... Например, есть готовая песня.Я уже понимаю, что она у меня есть - отложила ее в сторону и через два дня слушаю и понимаю: нет, не то. И я ее положу в папку для лучших времен, а Макс может просто разорвать и бросить в помойку. Композиции Макса сделали имя и мне, и моей группе. Имя «TOTAL» раскрутилось и стало популярным, а песня «Адреналин» - это вечная песня. Она до сих пор звучит из каждого утюга и она уже никогда не умрет. Восприятие? Да, немного разное.То есть«Адреналин» – это народная песня, а если это какая-то наша новая песня, то к ней привыкают, прислушиваются. Что-то принимается, что-то нет.

Интервью с Мариной Черкуновой


Марина, раньше вы активно занимались спортом. Есть ли у вас хобби сейчас и хватает ли для него времени?

У меня есть хобби и я никогда не изменю себе. Это фитнес-клуб. На гастроли я вожу с собой маленький ролик, на котором можно делать массу упражнений. Если есть возможность съездить в дайвинг-клуб к друзьям, это вообще классно. Если приглашают друзья, я с радостью прыгну с парашютом и вообще меня можно в любые авантюры привлекать. Я всегда говорю: «Ребят, я за любой кипишь, кроме голодовки». Бассейн обожаю, у меня сейчас каждый день полчаса идет заплыв. Меня спрашивают: «Где вы плавать учились?» А меня с пирса бросили в 5 лет и я поплыла. Единственное, что я не могу освоить сноуборд и все эти зимние виды спорта. Все, что связано с водой - это мое. А все, что связано со скользкими поверхностями, то они меня как-то пугают.

Беседовала Екатерина Князева





   

Ресурсы Сайта