Back to TOP
Nirvana – «In Utero» (1993)
Nirvana – «In Utero» (1993)

На протяжении всей истории существования группы Nirvana, было фактически невозможно предугадать следующий шаг группы. Первый релиз коллектива, собранного несколькими жителями Сиэтла – можно было сравнить со взрывом водородной бомбы в андеграунде. Пропитанный влиянием грязного хардкора, нойз-рока, а также большой долей абстракционизма Майкла Джира, дебютный «Bleach» стал одним из самых значимых альбомов для музыки в целом. Несомненно в их звучании было что-то такое, что можно было услышать в других прото-гранж-коллективах. Однако The U-Men, Mother Love Bone, Melvins и многие другие группы мгновенно померкли на фоне молодого коллектива, которые недавно подписал контракт с культовым лейблом SUB Pop Records.

Дебютный альбома «Bleach» отразил душевные переживания лидера группы – Курта Кобейна. А несколько песен с релиза, мгновенно сделали его одним из самых ярких поэтов и музыкантов всех времен. «About A Girl», «Blew» и «School» стали первыми хитами начинающего коллектива. В то время как чувственный голос Кобейна, уже не смог оставить равнодушными, тех кто услышал группу в первый раз.

К началу 92-го года Nirvana уже сумела завоевать колоссальную. Выход альбома «Nevermind», вызвал неоднозначные ощущения практически у всех. DGC Records, неожидавшие такого феноменального успеха, сразу же переключили все свои силы с Sonic Youth (на которых лейбл сделал основную ставку) на Nirvana. А фанаты коллектива не предполагали таких радикальных изменений. Новый альбом был более быстрым и порывистым, чему несомненно посодействовал Дейв Грол, который пришел в группу к моменту записи. Пластинка, созданная вместе с одним из лучших альтернативных продюсеров – Бутчем Уигом, стала настоящим прорывом. Однако, последовавший за выходом альбома успех, вынудил музыкантов пересмотреть их творчество как можно критичнее. Группа вышла из подполья и вместо маленьких андеграундных клубов они стали собирать целые стадионы фанатов, которые слушали их песни на одном дыхании.

Nirvana – «In Utero» (1993)

«Nevermind» стал для музыкантов точкой «невозврата» – слишком идеальный и слишком чистый. Для своего стиля он фактически стал иконой и идолом и это не вызвать противоречия в душе Курта Кобейна. Музыкант, привыкший к некой провокации и отхождению от нормы, в последствие ни раз высказывался в довольно отстраненно об этой работе Nirvana.

После выхода «Nevermind» шумиха вокруг группы продолжала расти, все больше популяризуя гранж. Внезапно тихий и довольно провинциальный Сиэтл стал музыкальной столицей мира, а Nirvana главными героями тогдашнего поколения. В поддержку альбома группа отыграла множество конертов. В рамках тура они посетили Европу, Австралию, Японию, Новую Зеландию и разнесли сиэтлский бунт по всему мир.

Тем не менее давление со стороны звукозаписывающей компании заставили музыкантов, находившихся в турне, выпустить альбом-компиляцию, тем самым отсрочивший выход следующего полноформатного альбома. Составленный из различных демо-записей, сессий на BBC, которые группа записала в студии Джона Пила, а также би-сайдов альбом «Incesticide» встретил восторженные отзывы множества авторитетных музыкальных критиков. Релиз занял 51 позицию в чартах, а также получил платиновый статус. Все это лишь еще больше раззадорило и без того апатичное настроение Кобейна, тяжело переживающей популярность своего коллектива.


К концу 92-го года ситуация кардинально изменилась. Уставшие от постоянных разъездов и многочисленных концертов, участники Nirvana объявили о намерении записать новый альбом. В качестве продюсера новой пластинки они выбирали между Джеком Эндино, который работал над дебютным альбомом и экс-участником нойз-трио Big BlackСтивом Альбини. Они хотели достичь на записи некого хаоса и разрозненности поэтому выбрали Стива Альбини.

Nirvana – «In Utero» (1993)

Отношение Альбини к Nirvana было довольно специфическое – продюсер не рассматривал огромный успех группы, как некий уровень и значительно критиковал музыкантов. Но после личного знакомства с музыкантами он пересмотрел свое отношение к группе. В свою очередь Курт Кобейн уважал Альбини как музыканта и называл его одним из лучших продюсеров. Именно под его крылом вышли дебютные работы Pixies и The Breeders, которые оказали значительное влияние на самого Кобейна. Хотя, главным фактором послужило сотрудничество продюсера с другой гранж-группой – Tad, с которой Альбини записал мини-альбом «Salt Leak». Грубые нотки гранжа и металический звук с примесью нойзового оттенка стали идеальным продолжением карьеры гранжеров. Это была одной из их самых интересных работ и главный аргумент в выборе продюсера для Nirvana.

«Я думаю что лучшая вещь, которую только можно сделать в нашей индустрии –это записать пластинку, буквально за пару дней, не давая жукам из компании звукозаписи влезть в работу. Если группа хочет сделать это таким образом то я помогу ей!» – говорил Стив Альбини.

«Serve the Servants» была первой работой группы с Альбини. Она открывает пластинку и предвещает некие меланхоличные оттенки, которые настигают слушателя в тех или иных композициях. Жесткий звук ударных Дейва Грола стал заметно тише, в отличие от яростных партий ритм-секции альбома «Nevermind».

Встретившись с группой несколько раз, Альбини уже в полной мере сумел сформировать свое видение будущей работы. Это должно было быть что-то цепляющее, пронизывающее и содержать множество отголосков прошлого. Музыкальный опыт продюсера в экспериментальной группе Big Black, в значительной степени помог сформировать исходное звучание альбома. Тем не менее, несмотря на громкий успех, продюсер довольно критично расценивал свое творчество и всегда позиционировал себя как звукоинжинера. А о его конфронтациях со звукозаписывающими компаниями в музыкальной индустрии знали все. Завоевав культовый статус с выходом второго альбома Полли Джин Харви«Rid Of Me», он сосредоточился на работе с различными альтернативными исполнителями. И именно этот альбом он отправил участникам Nirvana, в качестве примера своей работы как звукоинжинера. И тем самым решил судьбу следующего релиза группы.

Никто не мог точно сказать как будет звучать следующая работа Nirvana. Альбини держал звукозаписывающую компанию в неведении, в то время как СМИ раздували все большую шумиху из готовящегося к выпуску релиза. Встретившись с группой в Миннесоте, Стив тут же отправил музыкантов в арендованную на две недели «Pachyderm Studios», где под жестким контролем продюсера Nirvana записала все 12 песен «In Utero».

Nirvana – «In Utero» (1993)

Открывает релиз, мягкая и спокойная «Serve The Servants». Альтернативные нотки сразу предвещают бурное начало релиза и постепенно переходят в нойз-экспериментальную «Scentless Apprentice».

Расположение студии как нельзя лучше повлияло на атмосферность «In Utero». Некая физическая ограниченность, сравнимая с положением ребенка в утробе матери, стала основным фактором жизни музыкантов на протяжении двух недель. Расположенная глубоко на севере США, среди покрытых снегом холов, студия фактически отдалила участников Nirvana от внешнего мира и закрыла их вместе с одним из самых лучших продюсеров мира в своих дверях.

Катализатором после довольно техничного, нойзового трека, в духе классических работ Big Black, становится «Heart-Shaped Box». Приторные аккорды навевают на слушателя еще больше меланхолии, которая в достатке чувствуется в вокале Кобейна. Разлад отношений с Кортни Лав достиг своего пика как раз к моменту записи альбома и стал одним из основополагающих факторов звучания пластинки, насыщенной множеством чувственных композиций.

«Heart-Shapped Box» можно назвать одной из лучших композиций группы за всю историю. Мягкий как вокал сопровождает слушателя в путешествии по любовному туннелю Курта Кобейна.


Популярность группы не радовала участников коллектива, так как они не хотели быть частью культуры мейнстрима. Музыканты нередко заканчивали свои ошеломляющие выступления полным погромом инструментов, а также постепенно перешли к довольно неоднозначной лирике песен. Одной из таких композиций стала «Rape Me» (в буквальном переводе Rape Me означает «изнасилуй меня» прим.авт.). Из-за содержания песни DCG намеревались вообще исключить ее из альбома, однако Стив Альбини оставил композицию в финальной версии пластинки. Она открывается воздушными, почти акустическими нотами и постепенно вводит в строй ритм-секцию в лице Криста Новоселича и Дейва Грола, достигая своего апогея ближе к концу песни – когда бэк-вокальные партии Новоселича вступают, повторяя за бессменным вокалистом скандальные строчки песни, а ударные Дейва Грола приобретают оттенки хардкора, так почитаемого участниками коллектива.

«Frances Farmer Will Have Her Revenge on Seattle» следует за «одой любви Курта Кобейна» и навевает некую тревогу, хорошо скрытую за чисто-гранжевыми нотками песни. Поистине одна из самых ярких композиций альбома, идеально проиллюстрировала становление группы периода «In Utero». Затуманенное будущее коллектива в буквальном смысле стало основой чувства тревоги, которое проскакивает в текстах песен. Будто «Heart Shapped Box», «Rape Me» или же «Dumb», которая стали сочетанием нового звука Nirvana – с некими отголосками прошлого, напоминающими об акустической и чувственной «Polly».

Сложно представить «In Utero» без участия Стива Альбини Он фактически стал новым участником группы на период записи. Две недели, проведенные в компании продюсера, смогли положить основу таким неоднозначным хитам как «Milk It», «Radio-Friendly Unit Shifter», «Tourette's», которые буквально вместили в себя всю яростную сторону Nirvana и все то, что так любили музыканты: жесткость и размах хардкора, нойзовые нотки, вдохновленные Big Black и давними кумирами Курта Кобейна – Swans, а также акустическое безумие и отрешенность.

«In Utero» заканчивается почти так же, как и начинается. «All Apologies» как и открывающая композиция, навевает легкие эмоции. Фактически однотонная, лишь выделяемая скрипкой, отдаленно слышимой на фоне записи, а также постоянно меняющемся настроением в голосе Кобейна. Она иллюстрирует душевные терзания вокалиста, находившегося под сильным эмоциональным давлением в период записи.

Nirvana – «In Utero» (1993)

Вскоре после записи альбома, группа отправилась в свой последний, как оказалось тур. Множественные гастроли в поддержку альбома раскинулись по странам Европы и большей части Америки, где группа предстала в обновленном составе – теперь компанию музыкантам составил идол лос-анджелесского панк-рока и экс-участник легендарных The Germs – Пэт Смир, ставший прекрасным аккомпаниатором гитары Кобейна.


С релизом третьего альбома группы последовали неоднозначные отзывы. Кто-то отчаянно критиковал релиз, говоря что Nirvana неизбежно потеряла свои цепляющие фирменные нотки, ощущаемые на «Nevermind». Кто-то оценил альбом, назвав его новой вехой в жизни гранжа. Буквально сотканный из ощущений музыкантов, он представил собой тихий и чувственный протест, созданный группой в последней главе ее жизни.

Текст: Данил Волохов

Nirvana – «In Utero» (1993)





   
  • Bad Brains – «I Against I» (1986)
    Bad Brains являются одними из классиков американской хардкор-сцены и альбом «I Against I»

Ресурсы Сайта